Тренеры паралимпийской сборной и команды дзюдоисток о лучшей работе на свете

На прошедшей Паралимпиаде азербайджанские дзюдоисты показали фантастический результат, став бесспорными лидерами: шесть золотых медалей из 13! «Баку» поговорил о цене этой победы с тренером паралимпийской сборной Ибрагимом Эльдаром оглу Ибрагимовым и тренером женской команды Рамином Ибрагимовым.

Фото: Александр Гронский

БАКУ: У вас самих есть объяснение, почему азербайджанские спортсмены так хорошо выступили на Паралимпиаде? Ведь были и другие сильные команды.

ИБРАГИМ ИБРАГИМОВ: Конечно, были. Узбекская очень сильная, например. Им не повезло – несколько спортсменов попали на карантин из-за ковида. Но и у нас по той же причине выбыл чемпион мира, победитель прошлой Олимпиады. Я себе сказал так: Ибрагим, если две, ну три золотые медали мы заработаем, это уже очень хорошо. Правда хорошо, это ведь очень сложная задача. Столько факторов… Спорт вещь непредсказуемая. Один из наших спортсменов и чемпионов, думаю, самый сильный, получил в ходе борьбы перелом пальца, но продолжил выступление и все-таки стал третьим в общем зачете.

Слава богу, мы уже давно работаем, многих побед добились. И то, что в результате получилось… Мы сами не ожидали. Ну можно скромно сказать, что мы хорошо занимались, и вот результат, да?

РАМИН ИБРАГИМОВ: Меня знакомые спрашивали: ну хоть одну золотую медаль привезете? Я им отвечал, что это очень непросто: очень много сильных команд из разных стран, нужно много сил, времени. У нас было пять спортсменок во всех весовых категориях, и каждая стала претенденткой на золотую медаль.

И.И.: Очень важно, как в республике относятся к тому, что мы делаем. Нас всегда поддерживает Президент, и Первая леди писала в твиттер, ободряла нас. Паралимпийцы в Азербайджане – дело государственное. Вот мы с вами находимся в Сумгайыте. Видите, какой у нас паралимпийский центр, как много спортсменов может здесь заниматься? Построить его было совсем не просто.

Мы в очень сложное время тренировались. Нам много помогали, конечно, но и мы не остановились. Ковид, карантины, даже приезжать на тренировки было не так легко. И потом, конечно, военные действия… Но мне кажется, в результате они в хорошую сторону повлияли на психологическое состояние команды. Если Президент использует образ железного кулака, то и мы должны стать таким кулаком.

Р.И.: Психологическое состояние команды вообще часто недооценивают. Слабые спортсмены в Паралимпиаде не участвуют, они все очень высокого уровня. Но этого недостаточно. Бывает, что человек физически готов, а морально ломается. Поэтому психология в тренерской работе присутствует в очень большой степени. Когда мои девушки уставали, просили о перерыве, предлагали закончить, потому что уже нет сил, я им предлагать подумать, каково, например, солдатам на передовой. И этот образ работал.

БАКУ: С чего начался ваш собственный путь в паралимпийский спорт?

И.И.: До 2003–2004 годов я самбо занимался. А тогда Ильхам Закиев, незрячий спортсмен, ослепший после пулевого ранения, впервые представил Азербайджан на Паралимпиаде. Примерно в этот момент у меня появилась пара подопечных со слабым зрением, и Эльхан Раджабли, мой тренер, который как раз готовил Закиева, позвал меня вторым тренером в паралимпийскую сборную. Я начал работать, пошли успехи. Мой воспитанник стал первым чемпионом мира от Азербайджана на Паралимпийских играх. У него один глаз не видел вообще, второй – очень слабо. Другой мой воспитанник, Рамин Ибрагимов, взял бронзу в Пекине. Тофиг Мамедов – серебро, Ильхам Закиев – золото… Мы стали побеждать и командой: чемпионат мира, чемпионат Европы. Стали самой сильной командой в мире. Посмотрев на результаты, мне предложили возглавить нашу олимпийскую сборную.

Рамин, в свою очередь, сперва сам был спортсменом-паралимпийцем, побеждал в Лондоне, Рио-де-Жанейро, несколько раз был чемпионом Европы, а потом перешел в тренеры и возглавил только появившуюся женскую сборную. У нас сначала была всего одна девушка, потом стало несколько, и из них собрали отличную команду.

«КОГДА ВИДИШЬ СЛАБОВИДЯЩЕГО, НЕТВЕРДО ХОДЯЩЕГО ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ НАЧИНАЕТ ДЕЛАТЬ УСПЕХИ, НАЩУПЫВАТЬ СВОИ СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ, ЭТО ДОРОГОГО СТОИТ»

Ибрагим Ибрагимов
Фото: Александр Гронский

БАКУ: А есть причины, почему Азербайджан так блистает именно в дзюдо?

И.И.: Разные виды спорта подходят для спортсменов с разными диагнозами. Вот дзюдо – это паралимпийский спорт для слабовидящих и незрячих. Но, честно говоря, в нашей работе важны не рекорды, а то, что мы даем людям новую жизнь. Знаете, когда видишь слабовидящего, нетвердо ходящего человека, который начинает делать успехи, нащупывать свои сильные стороны, это дорогого стоит. У нас с вами нет проблем со здоровьем, хотим – занимаемся спортом, хотим – идем работать. А у этих людей такого выбора нет. У нас они находят друзей, возможности общения – по сути, смысл жизни. Может, громко звучит, но это так. Я думаю не о том, сколько медалей они заработают, а о том, чтобы они получили от жизни немного счастья. Ведь все заслуживают счастья, правда?

Вот вы видели меня с нашими ребятами – я с ними буквально как отец общаюсь. И они ко мне тянутся. У нас очень тесные, теплые отношения. Я вам так скажу: от зрячих людей столько тепла и благодарности я не видел никогда. Они, может, не все видят, но все чувствуют. Бывает, воспитанник тренируется со мной на татами и спрашивает: «Ибрагим муаллим, что случилось сегодня, почему у тебя настроение такое?» Внешне я выгляжу как обычно, и не заметишь, а он сразу чувствует – по голосу, по всему.

БАКУ: В чем принципиальное отличие работы с девушками?

Р.И.: Думаю, как раз в психологии. Они более капризны, ну просто по природе, более обидчивы. С ними, честно скажу, бывает непросто. Мне пришлось много книжек по психологии проштудировать, чтобы понять, как себя вести. На тренировках бывают сложные моменты не только у девушек: и боль, и преодоление, и не получается что-то. Спортсмен может на тебя сорваться. Нормальная человеческая реакция – ответить, дать сдачи, но это не тренерская позиция. Нужно смолчать, отойти, подождать; через полчаса человек сам выдохнет и извинится. А другому, наоборот, нужно ответить резко – все люди разные. Все это очень тонкие вещи.

Наша чемпионка два года назад проиграла на соревновании французской спортсменке, а сейчас взяла реванш. В полуфинале победила очень сильную турецкую спортсменку, которой до этого проигрывала: поработала над ошибками, целый год прорабатывала прием, которым ее победили в прошлый раз, чтобы больше этого не повторилось.

Непобедимые очень редко встречаются: спорт – это всегда микс из побед и поражений. У еще одной нашей участницы, Ханым Гусейновой, тоже были взлеты и падения, она дважды проигрывала узбекской спортсменке и однажды – украинской. Но она проанализировала все свои неудачи последних лет, выявила слабые стороны соперниц и смогла прийти к победе.

А у еще одной нашей чемпионки, Дурсадаф Керимовой, был самый маленький вес в своей категории. Представляете, как ей было непросто победить? Но ей удалось.

БАКУ: Мужчина-борец и в Азербайджане, и в России фигура понятная и уважаемая. Девушка-борец – совсем другое дело. Вам и им часто говорят, что это не женское дело?

Р.И.: У нас все-таки спортсменки подготовленные и мотивированные. Их особенно уговаривать заниматься не нужно, у них удивительная сила духа. И победы играют большую роль: когда девушки видят, как чествуют победительниц, как их поддерживает вся страна, они отодвигают смущение и неуверенность и приходят к нам. В этом смысле победы очень важны, они работают как реклама.

И все же женское дзюдо не всем понятно. Была показательная история: мы через знакомых узнали, что есть одна девушка в деревне под Шемахой, практически незрячая, даже на улицу не выходит. У нее и психологические проблемы начались, просто в депрессии человек. Мы приехали и предложили заниматься. Ее отец поначалу очень негативно, даже резко отреагировал: мол, оставьте мою несчастную слепую дочь в покое. Мы всем районом его уговаривали. В результате она ходит заниматься, счастлива, говорит, что каждый вечер ложится спать с радостной мыслью, что поедет на тренировку. Мы эту историю часто рассказываем, чтобы родители не закрывали своих детей дома, давали им возможность найти новую жизнь.

И.И.: Вот об этом я и говорил, понимаете? Ради этого все и делается. Бывает, смотришь на тех, кто первый раз приходит, – слабый, неуверенный. Думаешь: вот бедный… А потом он совсем другим становится.

БАКУ: Как вы отбираете претендентов на участие в сборной? Ищете или они сами к вам приходят?

Р.И.: Чаще всего это профессиональные спортсмены, у которых начались или уже были проблемы со зрением. Не всегда это, кстати, очевидно. Бывает, нам коллеги говорят: обратите внимание на такого-то. Общество слепых тоже помогает, нередко даже врачи направляют к нам. Кое-кто приходит сам: услышали про победы и решили попробовать. Приводят и детей. Многих мы возвращаем в большой спорт: говорим с ними, с их семьями, объясняем, уговариваем.

И.И.: А дальше идет долгий процесс отбора, подгонки, тренировок. Не всегда сразу понятно, на что человек способен. Большинство раскрывается в процессе, причем в обе стороны – как в хорошую, так и в не очень. Многое становится ясно по тому, как спортсмен переживает поражение.

БАКУ: Сколько человек у вас сейчас занимается?

И.И.: Сборная – 28 человек, вместе с резервом – 44. Это мужчины. Девушек – 15. Но работа по поиску новых спортсменов проводится очень активная, мы ищем по всей стране, не только в городах, но и в регионах.

БАКУ: Человеку, не знакомому с темой, непонятно, как незрячий в принципе может заниматься дзюдо. Он же не видит соперника.

И.И.: Не видит, да. Поэтому их подводят на татами, ставят друг напротив друга и дают сделать захват – это когда спортсмены берут друг друга, что называется, за грудки. Так вот, когда незрячий человек такой захват сделает, он вас уже не отпустит.

Конечно, есть некоторая несправедливость в том, что на одном татами могут бороться слабовидящие, у которых, допустим, 60 процентов зрения, и совсем незрячие. Современные правила эти группы не разделяют. Это не очень-то честно. Речь идет о том, что в будущем будут две разные группы, так оно правильнее. А пока наши незрячие чемпионы на равных боролись со слабовидящими и нередко побеждали. Хотя им было, конечно, гораздо сложнее.

Впрочем, дело не только в зрении. Вот наш двукратный чемпион Ильхам Закиев: он ослеп на фронте в середине 1990-х. Думаете, просто человеку с пулевым ранением в голову заниматься борьбой? Ему сложнее даже, чем просто незрячему. Но он через все переступает, потому что его мотивация просто невероятна. Вся его жизнь буквально борьба.

БАКУ: Как дзюдо меняет характер человека?

Р.И.: Очень сильно. И это заметно уже через два-три месяца тренировок. К нам нередко приводят детей, и потом родители говорят, что ребенок на глазах меняется. В первую очередь учится распорядку, достижению целей, субординации. Вообще – порядку. Правилам. Ведь правила очень важны в жизни, никуда от этого не деться. Дзюдо формирует характер, ограняет его, как бриллиант. Думаю, можно смело сказать, что дзюдо делает человека лучше.

И.И.: Речь не про силу, а про умение ею воспользоваться, или, что важнее, не воспользоваться. Умение держать себя в руках. Да, ты можешь всем накостылять, но мудрость в том, чтобы этого не делать. Дзюдо как бы выправляет, делает сильнее внутренне.

БАКУ: Я часто замечал, что люди, много работающие с телом, как будто видят других насквозь. Вы можете понять, что за человек перед вами, по тому, как он сидит, двигается?

Р.И.: Конечно. Иногда на тренировку приходит претендент, и с первых минут понимаешь, что спортсменом он не будет. И тут главная задача – не прогонять, а мягко сделать так, чтобы человек сам понял, что это не его. Он походит месяц-другой, а потом перестанет.

Но не всегда можно угадать. Бывает, что спортсмен на тренировках хорошо себя показывает, а на соревнованиях перенервничает и провалится. Или сломается. Поэтому я, например, своим девушкам запрещаю перед соревнованиями вообще с кем бы то ни было общаться, ну кроме самых близких родственников. Потому что даже обычное, вроде бы безобидное подбадривание – «ты победишь, ты станешь чемпионом!» – может человека деморализовать. Он начнет думать, переживать: а если не победит, тогда что? От него все отвернутся? Для одного такие мысли пустяк, а другому могут все отравить.

И.И.: Тех, кто занимается дзюдо, часто сразу видно по осанке. Их как будто вверх вытягивает: спина прямая, уверенность во всем теле. Они могут спокойно просидеть на стуле и час, и два. Обычный человек и пяти минут не усидит – начинает ерзать, сутулиться.

Если вернуться к вопросу о победах – мы, конечно, очень рады. Все-таки Олимпиада – самые важные соревнования. Но наша работа на этом не заканчивается: мы вернулись и сразу готовимся к следующим – вот в ближайшее время в Париж поедем, надеюсь, и там себя хорошо покажем. Но самым счастливым человеком я буду, если как можно больше своих воспитанников сделаю счастливыми. Если честно, я считаю, что у меня лучшая работа на свете. Я правда так думаю.

«У НАС СПОРТСМЕНКИ ПОДГОТОВЛЕННЫЕ И МОТИВИРОВАННЫЕ. ИХ УГОВАРИВАТЬ ЗАНИМАТЬСЯ НЕ НУЖНО, У НИХ УДИВИТЕЛЬНАЯ СИЛА ДУХА» 

Рамин Ибрагимов
Фото: Александр Гронский
Подпишитесь на нашу рассылку

Первыми получайте свежие статьи от Журнала «Баку»