Орхан Маммадов: быстрее, чем ковер-самолет
Фото: Дмитрий Терновой

Бакинец Орхан Маммадов – из поколения цифровых кочевников, для которых дом там, где их MaсBook. Он учился в Стамбуле и Праге, работает в Баку, Флориде, Нью-Йорке и Дубае, переходит с языка на язык, жонглирует гаджетами, тасует аватары. Его трудно поймать для разговора, еще труднее вписать в рамки какого-то движения. Он сам по себе.

Маммадов занимается фотографией, медиаартом, графическим дизайном, продюсирует, программирует, синтезирует музыку. При этом он остается человеком книжной культуры: готовя проекты, месяцами проводит в библиотеках и музейных архивах. Орхан перевел на цифровой язык эстетику средневековой книжной миниатюры (проект Murraqqa), персонажи которой благодаря художнику зажили новой жизнью. Он свободно ориентируется в тюркской и арабской культуре, при этом его работы не транслируют традиционные сюжеты «в лоб», а тонко и иронично рефлексируют их языком новых технологий.

Являясь типичным миллениалом и человеком мира, Орхан по сути своей остается очень национальным художником, более того, делает из своего азербайджанства своеобразный бренд. Создавая виртуальные образы, он настаивает на том, что виртуальность – не фейк, и сетует на «охотников за лайками», которые оккупировали инстаграм и эксплуатируют чужие идеи. «Художник должен оставить долгий след и облегчить людям жизнь», – считает Маммадов. В параллельной цифровой реальности он создал отдельный мир, который стал весьма посещаемым и популярным.

Виртуальный ковер. 2022

«Моя жизнь изменилась два года назад, когда я открыл для себя мир NFT. Такие платформы позволяют продавать цифровые артефакты за криптовалюту и при этом не лишают художника авторского права на созданный объект. Это в корне изменило мою жизнь: раньше я зависел от кураторов и галеристов, сейчас же сам себе автор, галерист и арт-дилер.

Я смоделировал виртуальную вселенную, где создаю ковровые орнаменты. Меня всегда увлекала их графичность. Мне кажется, я стал первым художником, который использовал искусственный интеллект для переработки традиционных народных образов, и оказалось, что это очень востребовано.

Всего я отсканировал 4000–5000 паттернов, связанных с традиционным узором, потом некоторые объединил и дорисовал – получилось 15 тысяч фрагментов. Искусственный разум перерабатывает их и выдает новые ковры с уникальными орнаментами – это живейший организм, он все время генерирует новое, никогда не повторяясь. Я выкладываю работы в своей виртуальной галерее, и NFT-ковры очень хорошо расходятся, перемещаются куда стремительнее, чем сказочные ковры-самолеты. Одновременно это работает на сохранение и преумножение азербайджанской народной традиции. Сам же я не теряю связи с реальным миром: продолжаю размещать свои инсталляции в аналоговом пространстве. Сейчас, например, готовится большое шоу в театре Дубая».

Рекомендуем также прочитать
Подпишитесь на нашу рассылку

Первыми получайте свежие статьи от Журнала «Баку»