В любую сторону. Куда поехать: Абшерон, Ширван или Лагич?

Море, горы или степь – перед нелегким выбором, словно перед сказочным судьбоносным камнем на перепутье, рано или поздно оказывается каждый путешественник в Азербайджане. Но в какую бы сторону из Баку мы ни поехали, везде найдем что-то важное, нигде не потеряем.

Фото: Эмиль Халилов

Абшерон

Когда последние купальщики покинут пляжи Абшерона, наступит время одиночек. Тех, кто ищет ответы на свои вопросы и хочет побыть наедине с собой. Внутренний диалог продолжается долго – за это время можно уйти далеко, дойти, не заметив расстояния, до самого маяка. Шуршат, накатывая на берег, черные волны Каспийского моря, под ногами хрустят мокрые ракушки, которых можно зачерпнуть пару дюжин одной ладонью. Пляжные шезлонги собраны в сложные геометрические конструкции – в ожидании ветров и уже до весны.

Те, кто остается на Абшероне в несезон, чувствуют себя ближе друг к другу: люди с книгами, люди с фотоаппаратами, рыбаки, сталкивающие лодку на воду, группа историков, приехавших изучить абшеронские пиры – священные камни, хозяйка чайханы на пляже, заваривающая для всех них – впервые после лета – чай с чабрецом. Опустели приморские поселки и дороги, безлюден Дендрарий в Мардакане, ни души у шахских башен и древних крепостей; сейчас, как никогда, весь Абшерон можно увидеть без суеты – настоящим. Про Абшерон говорят, что это земля с сильной энергетикой, что она может опустошить человека, а может щедро наполнить силами. В эти тихие осенние дни определенно наполняет.

Фото: Эмиль Халилов

Ширван

Обычный оттенок ширванской полупустыни – выцветшая охра. Такого цвета здесь земля и выгоревшая за лето степная полынь. Такого оттенка подпалины на шерстке пугливых джейранов, главных обитателей национального парка (их здесь более десяти тысяч, самая большая в европейской части континента популяция). Сброшенная шкурка змеи у дороги, полоска камней у воды Каспия, дорожный указатель, направляющий к озеру Фламинго в глубине парка. Даже путешественники по большей части неосознанно выбирают одежду неброских натуральных оттенков – традиция сафари. Ширванский национальный парк часто сравнивают с саванной, а путешествие по нему – с сафари.

Но в сентябре происходит удивительное. Словно художник, чьи краски давно высохли, вдруг открыл новую палитру нежной акварели. Невидимая кисточка быстрыми взмахами раскрашивает монотонный пейзаж – это крылья тысяч перелетных птиц. Многие вскоре продолжат свой путь на юг, но другие останутся в Ширванском парке на всю зиму: десятки видов дроф, лебедей, турача, цапель и пеликанов. Самое многочисленное подвижное облако – розовое – из фламинго: в ширванской колонии их насчитывается до пяти тысяч. Заросшее камышом озеро на всю зиму станет домом для всех водоплавающих особей; наблюдать за ними в эти месяцы можно будет с установленной в тростниковых зарослях смотровой платформы или из высокой травы прибрежных лагун.

Фото: Эмиль Халилов

Лагич

Высоко в горах Большого Кавказа время течет по-другому. Когда-то Лагич был отдельным княжеством – возможно, поэтому он по сию пору держится со строгим и совершенно суверенным горским достоинством. В большом мире могут происходить какие угодно процессы, но в Лагиче во все времена жизнь течет своим чередом, и отовсюду раздается звонкий стук маленьких молоточков.

Сейчас, когда есть хорошая дорога, добраться от районного центра Исмаиллы до Лагича можно меньше чем за час. Тем разительнее контраст: посреди горных пиков и перевалов вы вдруг попадаете в идеально спланированный город, построенный из светло-серого камня. В городе восемь кварталов, в каждом есть площадь и источник (раньше в каждом были также мечеть и бани, но сейчас мечеть осталась только одна, а хаммамов два). Там, где заканчиваются улицы, сразу начинаются горы и звездное небо.

Главная жизнь Лагича происходит в его мастерских. В XIX веке, говорят, династий мастеров здесь были десятки. Сейчас меньше, тем не менее город по-прежнему день за днем живет в трудах. С раннего утра слышно, как мастера выстукивают на тонкой меди почти ювелирные узоры, делают удивительные и несовременные предметы – высокие сосуды для умывания, кувшины для воды, фитильные лампы, чаши, тарелки для плова. При каждой мастерской лавка, двери открыты – заходите, хозяева всегда рады!

Фото: Эмиль Халилов
Подпишитесь на нашу рассылку

Первыми получайте свежие статьи от Журнала «Баку»